Диагностика. Лечение. Вакцинация.
Поликлиника онлайн
Интерпретация анализов
Медицинские специалисты
Обслуживание по ОМС онлайн
Условия. Запись онлайн.
Статистика и аналитика
Минздрав. Роспотребнадзор. Фонд ОМС
Блог главного редактора
Дополнительное мед. образование
Интересные сайты наших партнеров
Конкурс про Врача и для Врача
Дайджест 2020 года
Доклады из области медицины
Индекс курильщика. Индекс массы тела. Калории.
Утомляемость. Внимательность. Оптимизм.
Оценка остроты слуха on-line
Тест остроты зрения, астигматизма. Амслера.
Справочник медтерминов / А-Я
Справочник лекарств / А-Я
Справочник заболеваний
Вопросы. Отзывы. Ответы.
Станьте спонсором или рекламодателем
Интересные проекты и предложения
Развернутый каталог сайта
Банковские реквизиты. Телефоны.
Главная страница » Герои не носят плащей. Рассказ о медицинской сестре-анестезисте Анастасии Ефанове из Центра им. Шумакова: о часах, которые не помнят пациенты, и навсегда запоминают анестезисты

Герои не носят плащей. Рассказ о медицинской сестре-анестезисте Анастасии Ефанове из Центра им. Шумакова: о часах, которые не помнят пациенты, и навсегда запоминают анестезисты

МИНЗДРАВ
0 комментарий
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Герои не носят плащей. Рассказ о медицинской сестре-анестезисте Анастасии Ефанове из Центра им. Шумакова: о часах, которые не помнят пациенты, и навсегда запоминают анестезисты
Фото: Герои не носят плащей. Рассказ о медицинской сестре-анестезисте Анастасии Ефанове из Центра им. Шумакова: о часах, которые не помнят пациенты, и навсегда запоминают анестезисты

Связать жизнь с медициной Анастасия Ефанова твердо решила ещё в школе, но времени и в первую очередь финансов для этого требовалось немало. Но еще совсем молоденькая Настя решила идти к цели единственным возможным для нее путем — поступить в Московское медицинское училище №2. И ей это удалось сразу же. Практику она начинала, будучи санитаркой, внимательно наблюдающей за опытными сестрами. Позже коллеги заметили интерес Анастасии и поддержали его.

Из рассказа Анастасии: «Я очень хотела обучаться, мне это было очень важно. И, договорившись с коллективом, я училась, училась, училась… Именно поэтому, после обучения у меня уже был практический опыт, и я была ко многому готова».

На четвертом курсе Настя попадает в институт имени Склифосовского, в отделение анестезиологии и реанимации. Несмотря на бешеные нагрузки, работу она полюбила сразу.
Как, рассказывает Настя, работа была настолько стрессовая и напряженная, что сил практически не оставалось — все свое время она проводила в больнице. В таких стрессовых обстоятельствах люди быстро сближаются — времени на притирку нет. Наверное, это послужило одним из факторов того, что именно там наша героиня познакомилась со своим будущим мужем, — он тогда был еще ординатором, но уже работал анестезиологом.

Из рассказа Анастасии: «Там никто не жевал сопли — всё было очень быстро. Одним из моих первых наркозов был огнестрел — оба лёгких прострелены. Я испугалась: там человек умирает, я такого не видела никогда… Врачи, конечно, помогали очень. У меня была хорошая доктор. Она мне помогала, спокойно объясняла. Я ей очень благодарна до сих пор».

Спустя некоторое время они, вместе с супругом перешли на  работу в Боткинскую больницу.
Работать с трансплантациями Анастасии хотелось давно, а там как раз открылось отделение трансплантации и у нее появилась возможность стать участницей процесса пересадки органов. Девушка понимала, что теперь от нее требуется не только быстрая и правильная реакция, но и очень тщательная подготовка к плановым операциям. Там она начала чувствовать себя гораздо ближе к детской мечте стать врачом, ведь, как говорит сама Настя, сестры-анестезисты в каком-то смысле являются «элитой» и должны обладать огромным спектром навыков.
А уже спустя полтора года Анастасию пригласили работать в Центр Шумакова, и она приняла приглашение.

Из рассказа Анастасии: «Я никогда раньше не работала с детьми и на таких сложных операциях. Пришлось учиться обслуживать пересадку сердца. С точки зрения анестезиологии, это отдельный уровень сложности. Это вершина, которая не всем покоряется».

Работу Анастасия любит, и все нюансы описывает очень детально, в красках и с большим энтузиазмом. Анестезиологи, как правило, доктора очень веселые, очень спокойные, уверенные и знающие — это люди, которые всегда должны допускать, что что-то пойдет не так и быть к этому готовым.

Из рассказа Анастасии: «Нам спасибо никто не говорит, а про профессию вообще никто ничего не знает. В сознании людей до сих пор такое клише, что анестезиолог  — это такой доктор, который приходит, делает укольчик и уходит. Но анестезиолог не имеет даже права покидать операционную во время операции. Выходит, что он работает даже больше, чем хирург, потому что наркоз идет дольше, чем операция. Он отвечает за состояние больного, тщательно подбирает вид наркоза до операции, а во время операции обязан понимать, что делают хирурги, знать каждый этап, чтобы суметь вовремя помочь. Существует мнение, что плохую операцию можно переделать, а плохой наркоз переделать нельзя. Это, к сожалению, правда».

Любой наркоз достигается путем введения различных лекарств. Все эти препараты потенциально опасны, если ошибиться с дозировкой. Соответственно, ее нужно подбирать очень грамотно и точно.
Кроме того, именно сестра-анестезист готовит операционную, комплектует препараты, расходные материалы, обеспечивает стерильность инструментов, а также тестирует аппарат ИВЛ и готовит к операции самого пациента.

Из рассказа Анастасии: «Американские лётчики говорят: “Часы скуки и секунды ужаса”. У анестезиологов также: ты можешь сидеть часами за мониторами, ничего не будет происходить, всё будет хорошо, а потом что-то пойдет не так, и человек начнёт умирать, и тебе за секунды нужно будет спасти его. Нужно быстро всё делать — у тебя просто нет времени думать».

Анастасия нашла себя в работе, ведь считает, что анестезистки — это медсестры, которые в душе врачи. Отчасти это действительно так, ведь они являются единственными сестрами, которые, согласно профстандарту, могут зондировать желудок (обычная сестра не имеет на это право), ставить мягкие мочевые катетеры (это вообще врачебная манипуляция) и выполнять другие сложные процедуры.
Врачей в Центре Шумакова достаточно много, поэтому сестра-анестезист обычно не прикреплена к конкретному анестезиологу. Здесь Настя работала на пересадке всех солидных органов: сердца, легких, почек и печени. Отдельно вспоминает, что была в восторге, когда впервые попала на трансплантацию, которую проводил Сергей Владимирович Готье — настолько сильная уверенность и спокойствие исходили от него в процессе операции.
Сестер по операционным в Центре распределяет старший медбрат. Но Настя говорит, что это скорее плюс — есть возможность поработать с разными врачами, а со временем ты уже знаешь особенности и привычки каждого специалиста: как и с кем лучше себя вести во время операции, как быть наиболее полезной.

Из рассказа Анастасии: «Наверное, любая анестезистка — это универсальная сестра, потому что она может все и всегда в любых обстоятельствах.  Мы всегда очень быстро думаем, аккуратно и четко все делаем. Ну, например, обычно если не могут попасть в вену катетером, то зовут нас, как правило».

Вообще Анастасия отмечает, что Центр Шумакова, как последняя инстанция: если другие отказываются, боятся, не хотят лечить, потому что боятся, что пациент не выживет, то здесь берут таких пациентов, если есть хоть капля надежды.
В Центре используют, как правило три варианта анестезии, и про каждый Анастасия знает все: общая анестезия, внутривенная анестезия и тотальная внутривенная. Их так мало, поскольку это связано со спецификой операций. Пациент разницы не замечает.
Есть еще один миф, который часто повторяют люди старшего поколения: наркоз забирает пять лет жизни. Здесь Анастасия отвечает однозначно и с юмором:

 «Разве что, минус пять лет из жизни анестезиолога… Безусловно, общий наркоз не полезен, это я понимаю, но кто и откуда взял эти пять лет — не понятно. Это миф из далекого СССР, когда препараты для наркоза были очень ядовитые, но и тогда они анестезиологам наносили куда больший вред, чем пациенту. Это касалось ингаляционных препаратов — врач каждый день их вдыхал, и это действительно было вредно. Современные препараты, при правильном подборе. практически полностью безопасны».

Пресс-релиз НМИЦ трансплантологии и искусственных органов им. Академика В.И. Шумакова Минздрава России

Эту проблему помогут решить:

Чижиков Константин Павлович (Томск)
Чикинев Константин Эдуардович (Томск)
Врач
Шип Светлана Владимировна
Шип Светлана Владимировна (Томск)
Врач-хирург

ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ

Оставить комментарий