Диагностика. Лечение. Вакцинация.
Поликлиника онлайн
Интерпретация анализов
Медицинские специалисты
Обслуживание по ОМС онлайн
Условия. Запись онлайн.
Статистика и аналитика
Минздрав. Роспотребнадзор. Фонд ОМС
Блог главного редактора
Дополнительное мед. образование
Интересные сайты наших партнеров
Конкурс про Врача и для Врача
Дайджест 2020 года
Доклады из области медицины
Индекс курильщика. Индекс массы тела. Калории.
Утомляемость. Внимательность. Оптимизм.
Оценка остроты слуха on-line
Тест остроты зрения, астигматизма. Амслера.
Справочник медтерминов / А-Я
Справочник лекарств / А-Я
Справочник заболеваний
Вопросы. Отзывы. Ответы.
Станьте спонсором или рекламодателем
Интересные проекты и предложения
Развернутый каталог сайта
Банковские реквизиты. Телефоны.
Газета: здравоохранение в регионах

ЦЕНТР ГЕМАТОЛОГИИ: «Во время болезни помогает ощущение, что ты не один», — живые рассказы пациентов, победивших рак

МИНЗДРАВ
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд 5,00
Загрузка...
Фото: blood.ru
Фото: blood.ru

Анне Королёвой поставили диагноз «В-крупноклеточная лимфома» во время беременности. Спустя 12 лет Анна приехала на съемки проекта «Я буду жить!» с дочерью Аленой и рассказала подробности своей истории. Она решила принять участие в проекте, чтобы поддержать тех, кто сейчас борется с болезнью,  сообщили в пресс-службе Центра гематологии.

СПРАВОЧНО

«Я буду жить!» — масштабный социальный проект НМИЦ гематологии Минздрава России, призванный помочь тем, кто борется с онкологическими заболеваниями прямо сейчас.

В 2024 году, который объявлен в России годом семьи, героями проекта стали не только пациенты НМИЦ гематологии, но и их дети. Они родились после серьезного лечения, которое прошли их папа или мама. Среди героинь проекта есть те, кому онкологический диагноз был поставлен во время беременности.

Врачи Центра много лет руководствуются принципом спасения двух жизней, а современная терапия позволяет спасти и маму, и малыша. Самому старшему из таких детей около 30 лет, а самому младшему – несколько месяцев.

Участники проекта прошли все этапы принятия болезни, непростое лечение и периоды отчаяния, но сохранили веру в себя. Они нашли в жизни новый смысл и опору, они воплощают мечты, создают семьи, строят карьеру, они любят и любимы — они живут!

Проект «Я буду жить!» призван еще раз привлечь внимание к тому, что онкологические заболевания излечимы, что рак — не приговор. Жизнь после него продолжается, и она наполнена счастьем и красотой!

— Как вы узнали о своей болезни?

— Когда я узнала о своем заболевании, я была на четвертом месяце беременности, — рассказывает Анна. — Жаловалась на определенную симптоматику, но никому не могло и прийти в голову, что это рак. Трудно было дышать в положении лежа, была сильная общая слабость, а еще огромная опухоль на шее. Меня направили в одну из московских клиник, где очень неприятно кололи иглой в шею. Думали, что проблемы со щитовидкой, но ничего не нашли. Потом сделали КТ, и там уже обнаружили опухоль.

Я хорошо помню этот момент. Я спросила у доктора, что будет с ребенком. «Вы о себе сначала подумайте», — ответила она. У меня был шок. Других эмоций в тот момент не было. Я вышла за дверь, села на лавочку и позвонила маме. Я чувствовала, что мне нужно с кем-то поделиться, рассказать, потому что я не могу остаться с этим одна. Потом позвонила своей близкой подруге. Хорошо, что мне было, кому позвонить. Постепенно приходило осозние того, что происходит, но страха по-прежнему не было, это было больше похоже на шок.

Началось долгое обследование и поиски врача. Сначала дали направление на Каширку. Прием вели два молодых доктора. Они сказали, что надо делать аборт, а потом химиотерапию. Мы с мамой встали и ушли. Мама работала врачом-психиатром. На следующий день у нее был прием. Она пришла на работу, коллеги заметили ее состояние и спросили, что случилось. Кто-то посоветовал обратиться в НМИЦ гематологии Минздрава России и дал телефон отделения лимфом. Так я оказалась в руках самых лучших врачей — Аминат Умарасхабовны Магомедовой и Яны Константиновны Мангасаровой, и началась история спасения меня и моей еще не родившейся дочки.

— Как проходило лечение?

Лечение началось уже во время беременности. Мне назначили 12 доз «красной» химии, я приезжала на нее каждую неделю. Этот препарат не проникает через плаценту, поэтому его можно во время беременности. Мне было строго сказано следить за температурой, а я отнеслась к этому легкомысленно, упустила, что у меня немножко поднимается температура. Развилась двусторонняя пневмония, и меня положили в реанимацию.

Здесь лучшая реанимация в городе, потому что здесь пускают родственников. Ко мне приезжали друзья и мама. Я не могу сказать, что лежать в реанимации было хорошо, но мне там очень помогли, фактически, спасли. Из-за беременности мне нельзя было давать тяжелые антибиотики, и было принято решение до последнего бороться за ребенка. Живот большой, 6-й месяц, скоро уже рожать, и врачи боролись. Потом врач честно призналась, что если бы ситуация ухудшалась, то решение было бы не в нашу пользу. Я до сих пор помню эту реанимацию и главного реаниматолога, который меня спасал.

В семь месяцев сделали кесарево сечение. Это было сложно, потому что прошло всего две недели после воспаления легких, я едва успела прийти в себя. Операцию мне делали под эпидуральной анестезией. Между мной и врачами была ширма. Крик я толком не услышала, но я помню, как ручка показалась, и она мне помахала. Это было счастье, это была гордость. Конечно, я все совсем не так себе представляла. Думала, что и ребенок будет доношенный, и что 3 килограмма будет весить, и что рожать буду сама, но жизнь внесла свои коррективы. Хочешь насмешить бога, фантазируй и строй планы. Всё было не так. Но это было счастье.

Увидеть дочку мне разрешили только через два дня. В детском отделении всё было стерильно, маленькие детки в стеклянных боксах. Моя Алена была махонькая, всего 1,5 килограмма, да еще похудела после родов. Я стояла над ней и думала, иголочки были вставлены, ее докармливали. Доктор говорил, что ваша девочка обязательно добьется своего: пока мы ее два раза не покормим, она не успокаивается.

— Расскажите, пожалуйста, о дочке

Сейчас Алёне 11 лет, она закончила 5 класс. Это какая-то сказка. Она учит язык, любит рисовать, очень подвижная, веселая, деятельная. Учится на круглые пятерки, хотя я от нее этого не требую. Пока я была в Москве по рабочим делам, прислала мне видео дневника, в нем ни одной четверки. Я ей всегда говорю о том, что это не главное. Просто она привыкла делать свое дело хорошо.

Главное, чтобы человек нашел себя, чтобы занимался любимым делом. Пока она за все хватается, но чего-то одного не выбрала. В 11 лет нормально не знать, чего ты хочешь. Некоторые в 30 лет другую специальность начинают изучать.

— Чем вы занимаетесь сейчас?

Несколько лет назад мы с мужем и детьми переехали из Москвы в сельскую местность. Я занимаюсь любимым делом: коллекционирую и немного продаю антикварные пуговицы. Мне всегда нравилось творчество, я окончила факультет технологии художественной обработки камня в Горном институте.

Когда я вышла на работу после болезни, я поняла, что не справляюсь с нагрузкой. Работать пять дней в неделю мне было тяжело. Сейчас я нашла для себя комфортную нишу.

— Что вас поддерживало в момент болезни?

Когда я заболела, моя лучшая подруга сделала заметку в соцсети о том, что со мной случилось. Я не просила ее, но она это сделала, и я за это очень ей благодарна. Иногда мы стесняемся какие-то вещи сказать, просить помощи, но она сделала это за меня. Разместила пост о том, что случилась беда. Ко мне пришли друзья, однокурсники, хотя мы уже закончили институт.

Ребята меня очень поддержали. Я никогда не забуду, что они оказались рядом в этот тяжелый момент. Это реально очень помогает. Звонки, переписка, материальная помощь. Ощущение, что ты не один. Как будто в этот момент внутри твоего организма что-то происходит, как будто там на рудниках работают маленькие человечки, которые что-то чинят и строят.  Меня очень поддержали добрые люди, которые пришли ко мне с поддержкой.

— Кто был самым главным помощником во время вашего лечения?

Больше всего мне помогала мама. Она в этот момент переживала самый сложный год в своей жизни, он же был и самый счастливый, потому что родилась внучка. Она спала по 2-3 часа в сутки, а иногда вообще не спала. Она работала врачом, и у нее на руках оказался грудной ребенок, который еще и донашивался, и больная дочь, которая была в больнице.

Везде, где должна была быть я, была моя мама. Она разрывалась между работой, грудничком и больницей. Мама выдержала самое тяжелое время в своей жизни. Даже когда она училась в институте, а там очень тяжело было учиться, ей не было так тяжело, как в этот год. Мама очень меня поддержала, она разговаривала со мной и ночью и днем, и все мои слезы, страхи, переживания мы прошли с ней вместе по капле, поминутно. Я  даже ночью могла ей позвонить.

— Кого из врачей можете вспомнить в НМИЦ гематологии?

Здесь работала целая цепочка людей, которые спасали нас с дочкой. Яна Константиновна Мангасарова, Аминат Умарасхабовна Магомедова, врачи-реаниматологи. Огромную роль сыграли медсестры и медбратья, которые занимались выхаживанием. На них лежит основная работа. Это ангелы, которые с тобой все время, и ночью и днем, и у которых ты просишь помощи, когда она тебе нужна.

Я никогда раньше не лежала долго в больнице. Я сразу очутилась в очень хорошем месте. После химии я была в отдельной палате, потому что ты инфицируешься быстро от чего угодно. У меня был телевизор, палата светлая и уютная, я отдыхала, можно сказать.

— Почему вы решили принять участие в проекте «Я буду жить!»?

Я хочу, чтобы люди, которым сейчас плохо, и они испытывают сейчас те же чувства,  что и я когда-то, чтобы они увидели историю со счастливым концом. Я хочу, чтобы люди знали, что ничего не потеряно, что эта ситуация, из которой ты выйдешь В 12-м году не было соцсетей, а мне очень не хватало возможности увидеть, как лечатся и выздоравливают другие люди. Это нужно, чтобы пройти этот путь.

Проект «Я буду жить!» важен не только для больных, он важен и для здоровых, чтобы люди видели, что это истории с хорошим концом. Мне очень не хватало этого проекта, когда я болела. Он нужен для того, чтобы просто поверить в себя, чтобы люди не боялись, не думали, что все плохо, а чтобы понимали, что нужно бороться, сражаться, и все будет нормально.

Проект позволяет уравновесить негатив. Истории часто заканчивается хорошо, но информации об этом нет. Есть много людей, которых спасли, а они об этом не рассказали. Чем больше людей увидит победу над болезнью, тем больше сил для борьбы будет и у здоровых, и у тех кто сейчас болеет.

Когда я только заболела, коллега на работе сказала, что мне нужно принять решение жить. Я не поняла ее, что значит принять решение. У меня руки синие, у меня все болит. Потом стала об этом думать. Когда ты лечишься и болеешь, ты не боишься умереть, а вот когда выздоравливаешь и проходит  какое-то время, то приходит страх. Вопрос чего мы боимся на самом деле, умирать или жить.

Смотрите бэкстейдж фотосъемки:

🔴 Пресс-служба НМИЦ гематологии Минздрава России от всей души благодарит партнеров проекта «Я буду жить!»:

  • Фотографу Денису Лапшину за мастерство и профессионализм.
  • Команде Колеса обозрения “Солнце Москвы” за великолепную локацию и помощь в организации съемки.
  • Визажисту Кристине Василевской и стилисту по волосам Татьяна Малишевской за прекрасные образы героинь.

 

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЦЕНТР ГЕМАТОЛОГИИ: «Болезнь — это очень больно, порой, противно, но если тебя дома ждет ребенок и семья — все препятствия уходят на второй план», — живые рассказы пациентов, победивших рак



Оставить комментарий

Специалисты готовы помочь (3):

Аманова Асель Мырзакимовна
Аманова Асель Мырзакимовна (Томск)
Десятова Лариса Фёдоровна
Десятова Лариса Фёдоровна (Томск)
Нордуп-оол Анюта Александровна
Нордуп-оол Анюта Александровна (Кызыл)
Врач-детский онколог
Врач-онколог

ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ