Диагностика. Лечение. Вакцинация.
Поликлиника онлайн
Интерпретация анализов
Медицинские специалисты
Обслуживание по ОМС онлайн
Условия. Запись онлайн.
Статистика и аналитика
Минздрав. Роспотребнадзор. Фонд ОМС
Блог главного редактора
Дополнительное мед. образование
Интересные сайты наших партнеров
Конкурс про Врача и для Врача
Дайджест 2020 года
Доклады из области медицины
Индекс курильщика. Индекс массы тела. Калории.
Утомляемость. Внимательность. Оптимизм.
Оценка остроты слуха on-line
Тест остроты зрения, астигматизма. Амслера.
Справочник медтерминов / А-Я
Справочник лекарств / А-Я
Справочник заболеваний
Вопросы. Отзывы. Ответы.
Станьте спонсором или рекламодателем
Интересные проекты и предложения
Развернутый каталог сайта
Банковские реквизиты. Телефоны.
Газета: здравоохранение в регионах

СЕЧЕНОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ: к 100-летию смерти Ленина — как ученым Первого МГМУ удалось сохранить тело вождя мирового пролетариата на целый век

МИНЗДРАВ
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд 5,00
Загрузка...
Фото: bangkokbook.ru
Фото: bangkokbook.ru

21 января исполнилось 100 лет со дня смерти В.И. Ленина. Впервые в истории Российской империи и СССР биохимик Борис Збарский, будущий профессор Сеченовского Университета, и харьковский анатом Владимир Воробьев провели бальзамирование всего тела — с сохранением объемов, форм и всей клеточной и тканевой структуры. За основу был взят уникальный метод Николая Мельникова-Разведенкова — тоже сотрудника Первого МГМУ, рассказывает пресс-служба университета.

Благодаря таланту профессионалов, в числе которых полтора десятка ученых Сеченовского Университета, следивших за сохранением тела, был внесен уникальный вклад в науку. На тот момент это был первый подобный случай в истории Российской империи и СССР. Как позже заявил профессор Николай Нилович Бурденко, «мое впечатление, что это величайший эксперимент в анатомии и биохимии».

После смерти Владимира Ульянова-Ленина руководство СССР решило увековечить его память и выставить тело для прощания. Для этого нужно было позаботиться о его сохранности. Сначала речь шла только об отсрочке похорон на один-два месяца, чтобы успело проститься как можно больше людей. Как вскрытие, так и первоначальное, временное бальзамирование провел знаменитый патологоанатом, завкафедрой патологической анатомии Сеченовского Университета профессор Алексей Иванович Абрикосов. Ему же поручили наблюдать за состоянием тела вождя.

Затем комиссия из руководства ЦИК СССР постановила: нужно сохранить тело Ленина на долгий срок. Был выбран способ замораживания, и для этого даже начали закупать необходимое оборудование. Но биохимику Борису Ильичу Збарскому — будущему профессору кафедры биохимии Первого МГМУ — и харьковскому анатому Владимиру Петровичу Воробьеву удалось убедить комиссию, что есть метод лучше. В итоге власти остановились на бальзамировании.

На тот момент, как сообщал сотрудник лаборатории при Мавзолее Ленина академик Ю. М. Лопухин, «посмертные изменения тела достигли критической точки». Збарский и Воробьев пообещали комиссии, что смогут сохранить тело в существующем виде — о его улучшении тогда речь не шла. Срок установили в четыре месяца. К 26 марта им доставили все нужные приборы, реактивы, инструменты, а на заводе «Каучук» изготовили резиновую ванну, и они приступили к работе.

«Изучая документы на эту тему, я обнаружил, что на всех этапах в процессе бальзамирования участвовало много специалистов, и большинство из них были сотрудниками нашего университета, — рассказал замдиректора по учебной и воспитательной работе Института клинической морфологии и цифровой патологии Сеченовского Университета, к.м.н., доцент Дмитрий Проценко. — Вначале первую скрипку сыграл завкафедрой патанатомии Абрикосов, который сумел очень правильно провести первичное бальзамирование, затем Збарский и Воробьев. Однако Воробьев неоднократно подчеркивал, что рецепт бальзамирующей жидкости не его изобретение. Ими был использован метод бальзамирования ученого Николая Федотовича Мельникова-Разведенкова, который работал у нас на кафедре в конце XIX века. Они лишь модифицировали его метод и забальзамировали целое тело, а не отдельные органы, как делалось до этого. В музее нашей кафедры мы до сих пор храним препараты, изготовленные Мельниковым-Разведенковым».

Параллельно с процессом бальзамирования на Красной площади начали возводить деревянный Мавзолей по проекту архитектора Алексея Щусева. Стеклянный саркофаг в виде трехгранной призмы спроектировал архитектор-авангардист Константин Мельников.

26 июля 1924 года — ровно через четыре месяца — Мавзолей посетила правительственная комиссия. Она высоко оценила результаты работы Збарского и Воробьева. Было признано, что ученым удалось бальзамировать тело и добиться значительного улучшения его состояния, сохранив при этом объем, форму и все клеточные и тканевые структуры. 1 августа 1924 года Мавзолей открыли для посетителей.

Затем на протяжении десятилетий по решению руководства страны регулярно создавались комиссии, которые оценивали состояние тела Ленина и модифицировали методы бальзамирования. Так, в 1934 году эксперты признали, что «результаты сохранения тела В. И. Ленина представляют собой научное достижение мирового значения». Затем для этих целей создали специальную лабораторию.

«Наши профессора более полувека, примерно до 1982 года, были экспертами лаборатории Мавзолея и наблюдали за сохранением тела Ленина, — рассказал почетный заведующий кафедрой патанатомии, академик РАЕН, профессор Вячеслав Семенович Пауков. — Наш завкафедрой, академик Алексей Иванович Абрикосов регулярно исследовал ткани тела, брал кусочек кожи, смотрел под микроскопом, произошли там какие-то изменения или нет. Затем на основании его заключения проводилась коррекция бальзамирования. Потом на этом посту его сменил завкафедрой и академик Анатолий Иванович Струков».

Как отметил Дмитрий Проценко, в дальнейшем к специалистам Сеченовского Университета начали обращаться и за бальзамированием других известных людей, что говорит «не только о приоритете отечественной науки, но и о приоритете нашего университета, Первого меда». В послевоенные годы сотрудники лаборатории, куда входили профессора Первого МГМУ, провели бальзамирование покойных руководителей Болгарии, Монголии, Чехословакии, Вьетнама, Анголы и КНДР.

«Наши великие ученые-патологоанатомы были не только величайшими мудрейшими исследователями, они были людьми с большой буквы, руководствующимися самыми честными принципами человека. Такая твердость характера и принципиальность позволяла им следовать своим убеждениям и стремиться к поставленным целям. Это наше великое наследие, наследие московской школы патологоанатомов, которую мы чтим и сохраняем в Институте клинической морфологии и цифровой патологии и по сей день», — подчеркнула директор института, д.м.н., профессор Татьяна Демура.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

СЕЧЕНОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ: «Наша цель – создавать инновационные медицинские технологии», — директор Передовой инженерной школы Константин Чесноков



Оставить комментарий

ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ