Диагностика. Лечение. Вакцинация.
Поликлиника онлайн
Интерпретация анализов
Медицинские специалисты
Обслуживание по ОМС онлайн
Условия. Запись онлайн.
Статистика и аналитика
Минздрав. Роспотребнадзор. Фонд ОМС
Блог главного редактора
Дополнительное мед. образование
Интересные сайты наших партнеров
Конкурс про Врача и для Врача
Дайджест 2020 года
Доклады из области медицины
Индекс курильщика. Индекс массы тела. Калории.
Утомляемость. Внимательность. Оптимизм.
Оценка остроты слуха on-line
Тест остроты зрения, астигматизма. Амслера.
Справочник медтерминов / А-Я
Справочник лекарств / А-Я
Справочник заболеваний
Вопросы. Отзывы. Ответы.
Станьте спонсором или рекламодателем
Интересные проекты и предложения
Развернутый каталог сайта
Банковские реквизиты. Телефоны.
Газета: здравоохранение в регионах

КРЕМЛЬ—ГОСДУМА: президент Путин согласился с тем, что врачи оказывают «медицинскую помощь», но никак не «услугу», а глава комитета ГД Башанкаев объяснил, почему это так важно

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд 5,00
Загрузка...
Фотоколлаж
Фотоколлаж

Мы много раз поднимали эту тему: сейчас львиная доля уголовных дел против медиков заводятся по уголовной статье № 238 — за оказание услуг, которые являются опасными для жизни и здоровья человека. А теперь представьте тяжелейшую хирургическую операцию, где шансы выжить у человека минимальные, но врачи все равно борются за пациента. Ведь здесь изначально вся бригада медиков под этой статьей УК ходит. Потому и ломаются копья по поводу того, что понятие «услуга» (применительно к здравоохранению) должна быть повсеместно в законодательстве заменена на «медицинскую помощь».

Недавно этот вопрос был поднят на встрече Владимира Путина со своими доверенными лицами. Вот какой диалог приводит телеграм-канал «Медицинская Россия».

Главврач Городской клинической больницы № 52 Департамента здравоохранения Москвы Марьяна Лысенко:

— Врачи реально оказывают медицинскую помощь, лечат пациентов, спасают жизни, выполняя важную государственную функцию. И мы знаем, что в образовании этот вопрос решен. Владимир Владимирович, очень просим, решите его для нас…

Президент Владимир Путин:

— Я не знаю, почему наши бюрократические структуры так упираются. Формально это может быть услуга. Но это гораздо шире, чем просто взять продать, купить, сдать в аренду. Давайте сделаем это, я не против, я — за!

А 5 февраля в «Коммерсанте» вышла программная статья председателя комитета по охране здоровья Госдумы Бадмы Башанкаева. Вот несколько его тезисов:

— О том, что медицинская помощь законодательно должна называться именно помощью, комитет по охране здоровья, профессиональное сообщество, солидарные общественные эксперты и «Единая Россия» говорили давно. Казалось бы, какая разница? Услуга? Помощь? Главное, чтобы лечили вовремя, правильно и без осложнений. Но слово — очень серьезная вещь.

О том, что медицинская помощь законодательно должна называться именно помощью, комитет по охране здоровья, профессиональное сообщество, солидарные общественные эксперты и «Единая Россия» говорили давно. Казалось бы, какая разница? Услуга? Помощь? Главное, чтобы лечили вовремя, правильно и без осложнений. Но слово — очень серьезная вещь.

С медицинской помощью все совершенно иначе. Если она нужна, значит, нужна. На то она и помощь. Хирург выходит из операционной после тяжелейшего многочасового вмешательства — спас пациенту жизнь и здоровье. Оказал услугу? А военные врачи? Они тоже оказывают услуги? И, как врач, я прекрасно понимаю своих коллег, которых всегда коробил этот термин.

Врач — высокорисковая профессия. Это особенно относится к хирургам, анестезиологам, гинекологам, акушерам и представителям экстренных специальностей в медицине.

В декабре наш комитет проводил в Госдуме круглый стол, посвященный безопасности врачей. Один известный и уважаемый доктор рассказал, что мольбы родственников безнадежного больного порой вынуждают попытаться сделать невозможное, а в результате этих усилий — жалоба: «Но мы все равно остаемся врачами и все равно будем так делать, несмотря на то что потом получим по мозгам. Это судьба, это наша работа. Хорошо бы нас за это еще и не сажали».

В Следственный комитет ежегодно поступает более 6 тыс. обращений по поводу медицинских ошибок или ненадлежащей работы медиков. До суда доходит менее 10%. Что получается? Почти 6 тыс. коллективов врачей становятся жертвами предвзятого отношения и, пока идут юридические процедуры, находятся в состоянии сильного стресса. И как в таком состоянии качественно отвечать за здоровье и жизнь других людей?

Признание медицинской помощи именно помощью, а не услугой — это защита врачей. И не только с этической стороны, но и с юридической.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ГОСДУМА: кадровый голод в медицине объясняется участившимися случаями уголовного преследования врачей — депутат Сергей Леонов



Оставить комментарий

ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ